Никольская Казачья церковь (Омск)

Материал из wiki.obr55.ru
Перейти к: навигация, поиск

Название: Никольская казачья церковь (собор с 1916 г.). в г. Омске.

Дата постройки: Закладка храма состоялась 15 мая 1833 года. 26 - 27 мая 1840 года протоиереем Дмитрием Пономаревым были освящены два престола теплой церкви: во имя Георгия Победоносца и Семеона Богоприимца и Анны Пророчицы. Главный престол был освящен 16 сентября 1843 года.

Средства: пожертвования казаков Сибирского казачьего войска и других граждан.

Место: Храм хотели построить на выгоревшей площади Казачьего форштадта, напротив войскового казачьего училища. Но областной начальник генерал Де-Сент-Лоран отказал в данном месте, так как по высочайше утвержденному плану Омска здесь должна была быть площадь, а место для церкви отводилось в артиллерийской роще. Корпусный командир И.А. Вельяминов обратился к Государю Императору и место напротив училища было утверждено. Находится в южной части города (бывшем Казачьем форштадте), на улице Атаманской (совр. ул. Ленина).

Архитектор: Автором первоначального проекта Никольского казачьего собора был гениальный зодчий В.П. Стасов (1769 - 1848 гг.). В 1826 году академик архитектуры Стасов создает проект: «Фасад и план предполагаемой Церкви во Имя Святого Николая Чудотворца» для Санкт-Петербурга. Церковь на рисунке Стасова не имеет трапезной и колокольни.

Рабочие чертежи разрабатывали инженер-полковник А.А. Лещев и губернский архитектор П.И. Праман, воспользовавшиеся типовым проектом из альбома образцовых чертежей церквей. В их чертежах была увеличена высота купола, простенки алтарных приделов в теплой церкви предполагалось сделать вместо деревянных каменными. Новый план был утвержден корпусным командиром Вельяминовым и Преосвященным Афанасием 29 июня 1833 года.

Строители: Надзор за строительством здания был возложен на инженер-поручика Н.И. Лещева. 13 марта 1833 года был заключен подряд на постройку казачьей церкви крепостным крестьянином Нижегородской губернии Тарасом Лысаковым.

Описание: кирпичная, одноэтажная, в форме «корабля». Над центричным храмом с доричскими портиками полусферический купол на цилиндрическом барабане, прорезанном арочными окнами. Апсида прямоугольная. Над трапезной, прорезанной тремя окнами с северной и южной сторон, двухскатная кровля. Главы - на куполе, алтаре, и колокольне, кресты восьмиконечные. Купол и шпиль были окрашены зеленой краской. Медные кресты были пожертвованы заводчиком Яковлевым и вызолочены червонным золотом на Верхне- Исетском заводе дарителя.

Декоративные элементы: Стены гладкие с пилястрами, сложный карниз. Окна полуциркульные оформлены наличниками, подоконное пространство оформлено балясинами. Западный фасад оформлен в виде портика с четырьмя дорическими полуколоннами, вход фланкируют ниши. Над куполом фонарик с четырьмя окнами, завершенный полусферическим куполочком. Колокольня: Двухъярусная, нижний ярус квадратный в плане с арочными проемами, верхний ярус звона восьмигранный с арочными проемами. Венчает колокольню высокий шпиль с крестом.

Размеры: Высота - до купола, - с куполом, длинна -, ширину -. Высота до основания шпиля колокольни – 24 м, до креста – 33,5 м. Интерьер: В интерьере были росписи: «…голубое с золотыми звездами небо и в нем Господь Саваоф Благословляющий». Иконостас: из Петербурга были выписаны рисунки для иконостаса, «черченные Стасовым за 200 рублей». Все 3 иконостаса были в стиле ампир. Иконостасы к весне 1838 года изготовил цеховой мастер из Екатеринбурга Петр Батов с товарищами. Не сохранились. Иконы: Иконы этой церкви были написаны на холсте выдающимся живописцем Михаилом Ивановичем Мягковым (1799 - 1852 гг.). 21 декабря 1836 года академиком исторической портретной живописи был представлен рисунок на гербовой бумаге. Художнику было заказано 19 икон: Большой иконостас - Тайная вечеря, Спаситель, Матерь Божия, 6 икон для церковных врат, в северные врата - Архангел Гавриил, в южные - Архангел Михаил, двунадесятые праздники в полукружьях; малый иконостас - Тайная вечеря, Спаситель и Матерь Божия в северные и южные врата, в царские врата; две иконы - в алтарь.

По свидетельству А.И. Сулоцкого, в 1839 году войсковой церковью из Москвы были получены иконы, но они оказались велики. Их обрезали, позднее выяснилось что они предназначались для собора в Кяхте. Подрядчику пришлось заказать новые иконы. 31 декабря 1839 года были разосланы приглашения для сбора пожертвований на окончание отделки храма. К 12 марта 1841 года было собрано 5415 рублей 84 копейки, что позволило оплатить купленные на Ирбитской ярмарке и доставленные из Москвы купцом Корниловым иконы. В рукописях А.И. Сулоцкого есть информация, что иконы были написаны художником П.М. Скороспеловым в 1841 - 1844 годах. Протоиерей Александр Сулоцкий назвал иконостас Никольской церкви великолепным.

Ценности: В 1883 году из города Березова в омскую Никольскую церковь было передано Знамя Ермака, по преданию, подаренное ему Строгановыми перед походом в Сибирь. 12 знамен казачьих полков.

Колокола: большие - 1, малые – 6.

Почитаемый образ: В Никольском храме имелась чтимая икона - список с чудотворной иконы Козельщанской Божией Матери.

Приход: Прихожанами Никольского храма являлись казаки Омска и соседних сел. Здесь благословляли отправляющихся на фронт воинов и служили панихиду по умершим. 4 сентября 1897 года при церкви открыли 4-х классная школа для девочек. Здание для школы было построено в 1903 году. В ней училось около 80 девочек. В приходе Никольской церкви находились войсковой приготовительный казачий пансион, два приходских Никольских училища - мужское и женское, Николаевское мужское училище и две казачьих школы в поселках Черемуховском и Новом. Церковно-приходское попечительство при храме было открыто 11 декабря 1903 года. К церкви были приписаны две деревянные часовни: в поселке Черемуховском - во имя иконы Казанской Божией Матери и в поселке Новом - во имя св. Апостолов Петра и Павла. В состав прихода входили жители этих поселков. Всего прихожан в 1913 году было 2594 омичей, 615 жителей поселка Нового и 349 человек поселка Черемуховского. Протоиерей Павел Васильевич Подбельский и священник Леонид Покровский в 1907 году обращались с просьбой о возведении церкви в статус собора, но получили отказ.

В 1914 году при храме открыли Никольский детский приют для горожан и казаков. В нем оказывали помощь и приходящим детям. При епископе Сильвестре было учреждено Приходское Братство во имя Св. Николая Мирликийского Чудотворца (24 окт. 1915).

Священники: протоиерей Константин Логинович Недосеков, прослуживший в Сибирском казачьем войске в звании священника более 30 лет. Священнослужителей в 1900 году в Никольском храме было 7 человек. В 1907 году - протоиерей Павел Васильевич Подбельский (1835-после 1914), имел камилавку, наперсный крест от Св. Синода, ордена Св. Анны 3 и 2 степени. С 3 августа 1902 г. – священник, затем, настоятель Леонид Иоаннович Покровский (1969-?), окончил Казанскую духовную академию, кандидат богословия, член Духовной консистории с 1908 г., имел камилавку, наперсный крест от Св. Синода. С 10 мая 1912 г. – Алексий Алексиевич Ливанов (1881-?), окончил Томскую духовную семинарию.

С 9 апр. 1912 г. – Сергий Феодорович Дмитриевский (1872-?), член Омской духовной консистории с июля 1913 г. Дьякон: с 5 сентября 1902 г. Григорий Матвеевич Высоцкий (1869-?) (1914). С 1895 до 1902 г.? – Гавриил Стефанович Мефодьев (1855-?). С 22 мая 1912 г. Константин Тимофеевич Носкевич (1881-?), учился в регентском классе Императорской придворной певческой капеллы.

Псаломщик: с 11 декабря 1899 г. – Андрей Георгиевич Русинов (1881-?). С 10 марта 1914 г. – Николай Подбельский. С 3 августа 1913 г. – Владимир Васильевич Полозов (1891-?), окончил Уфимскую семинарию.

Памятные события: Здесь же крестили будущего военного инженера Героя Первой мировой войны и Советского Союза генерала Д.М. Карбышева (1880 - 1945). Во время посещения Омска наследником престола Николаем Александровичем (1898 г.) Божественная литургия служилась всем омским духовенством. На этой службе присутствовали георгиевские кавалеры, получившие награды за подвиги во время Хивинского и Кокандского походов. Князь Э.Э. Ухтомский отметил, что в храме был прекрасный певческий хор. 25 августа 1910 года Омск посетил Председатель Совета министров П.А. Столыпин, встреченный многочисленной делегацией, он проследовал в казачью церковь, а, затем, в кафедральный собор.

Период гражданской войны: В феврале 1918 года казаками атамана Б.В. Анненкова из храма были похищены знамена Ермака и времен Петра I, георгиевский крест генерала Г.А. Колпаковского. Знамена и орден были возвращены в войсковое правление Сибирского казачьего войска 22 октября. В декабре того же года знамена перенесли в собор. 13 апреля 1919 года в Никольском храме состоялась панихида по генералу Корнилову, погибшему в апреле 1918 г. под Екатеринодаром. Особенно дорог этот человек омичам и Сибирским казакам, так как он являлся выходцем из казачьей среды, окончил омский кадетский корпус. В конце июля 1919 года, в связи с приказом советского правительства о поголовном истреблении казачества, возникла необходимость созыва пятого чрезвычайного казачьего круга. Открытие чрезвычайного круга Сибирского казачьего войска состоялось 7 августа 1919 г. молебном в Никольском соборе. Западно-сибирский казачий круг принял решение поставить памятник генералу Корнилову на площади между Казачьим собором и кадетским корпусом. Проект памятника был заказан скульптору И.Д. Шадру. Национализация имущества: в 1920 г.

Трагический период в существовании Никольского храма начался с приходом в город советской власти. Договор на пользование зданием церкви был заключен с общиной 3 ноября 1921 г.

В 1921 гг. государством производились конфискации храмовых ценностей. Уже на следующий год возникли проблемы с регистрацией «Общины христиан православного исповедания при Омском Никольском соборе» и предоставлением помещения общине, так как группа «Живая церковь» пыталась взять в аренду все церкви города, и местное политическое руководство поддерживало живоцерковников. Всего в общине было 119 человек. Настоятелем храма был о. Александр Яковлевич Соловьев, бывший протоиерей Успенского кафедрального собора, приглашенный общиной Никольского собора. В причте состояли священник Петр Васильевич Олерский, протодьякон Федор Иванович Третьяков и дьякон Никон Михайлович Подскребаев. В 1923 году было произведено очередное «изъятие ценностей в пользу голодающих» - серебряные ризы и другие предметы. Упоминается церковная библиотека из 500 книг. Так как предыдущее изъятие церковных ценностей производилось без протокола и теперь их по описи не доставало, 10 августа 1923 года был арестован и заключен в тюрьму староста Никольской общины М.С. Елисеев. В этот же период о. Петр Олерский был арестован дважды на 6 месяцев, 1924 г. - на 2,5 месяца. Знамена воинских частей были переданы музею. В октябре 1923 года убили двух прислужниц-монахинь. 28 марта 1924 года «излишки» изымались милиционером I отделения Грабежовым. 10 апреля 1924 г. опять был проверен учет имущества и в этот раз также были обнаружены небольшие излишки. Представители приходского совета утверждали, что не могли внести необходимые изменения в опись, так как та либо находилась у арестованного ГПУ старосты, либо была похищена во время убийства двух прислужниц в октябре 1923 года. Но особая комиссия сделала вывод о невнесении излишков: "систематическое и злостное нарушение договора" и предложила договор об аренде церкви расторгнуть. 18 апреля договор с общиной был расторгнут, а церковные облачения и другие предметы переданы во временное пользование в Пророко-Ильинскую церковь. 7 мая губисполком утвердил это решение и через три недели "ввиду наличия наиболее полных гарантий выполнения условий договора обществом обновленческого движения, набравшего необходимое число подписей обманным путем среди тихоновской общины, - поскольку в обновленческую церковь никто идти не хотел. Но Никольский Собор был передан живоцерковникам. Архив Никольского собора в 150 томах и библиотека находились в подвале церкви, они почти полностью утрачены. Серебро было сдано в Омгубфинотдел. Разграбленный храм пустовал, а община, состоящая в 1927 году из 31 человека, не имела помещения. В 1927 г. изъято 12 наименований - серебро и ковры. В сентябре 1928 года выяснилось, что в церкви устроен притон: все изорвано, поломано, разбросано, разграблено. Тихоновская община из 50 человек просила себе помещение. В ответ ей была предъявлена смета на 44117 рублей 28 копеек и требование залога в 22000 рублей. Конечно, такие запросы были нереальны и в октябре 1928 года общинники сообщили: «Внести залог 22000 руб. мы не можем». 10 ноября 1928 г. решение Омского городского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов: «Здание Казачьего собора… закрыть… передать под культурные нужды». 16 января 1929 года это решение было подтверждено Окрисполкомом. Омский окружной административный отдел 10 января 1930 г. получил сообщение, что ВЦИК утвердил закрытие Никольского казачьего собора. В середине января были сняты церковные колокола. Вывоз колоколов запечатлел фотограф газеты «Рабочий путь» Горохов. 300 пудов колокольного звона отправились на санях в доменные печи Сталинской пятилетки. Имущество, в первую очередь, иконы, бесследно исчезло. Кровля купола и колокольня разобраны, а над трапезной и притвором надстроен третий этаж. В конце 1920-х годов в здании храма разместили детский сад. Во второй половине 1930-х здесь был клуб строителей имени Степана Халтурина. Сад у бывшего собора назывался «Профинтерн». Во время Великой отечественной войны в здании размещался проэктномонтажный институт, затем, конструкторское бюро Туполева и амбар. В 1940-е годы в здании размещался кинотеатр «Победа». Позднее его занимали управление культуры, музыкальная школа, управление кинофикации, спортивный комитет. С 1966 года здание не эксплуатировалось. Оценка собора как памятника была дана В.В. Барышевцевым в декабре 1924 года, входившим в то время в памятнико-охранительную комиссию ЗСО РГО. Василий Васильевич отмечал, что Собор Сибирского казачьего войска, построенный в стиле русского ампира, отличается гармонией масс и пропорций, что иконостасы выполнены в том же стиле. «Надо полагать, - говорил В.В. Барышевцев, - что здание сие по ясности и чистоте классического стиля является одним из лучших сооружений в Сибири в этом роде". А.Ф. Палашенков высоко оценивал храм: "Остановлюсь на одном, с большой трагической судьбой, архитектурном памятнике. Имею в виду Казачий Никольский Собор в Городском саду, являвшийся самым лучшим архитектурным памятником нашего города, нужно было гордиться и радоваться его наличием здесь, у нас… Всюду созданные по… проектам (В.П. Стасова – Н.Л.) здания находятся на союзной государственной охране. И только мы сорвали кровлю с четко очерченного купола стасовского творения, разрушили на стройной, легкой колокольне верхние ярусы с красивым шпилевидным завершением, сломали торжественный западный вход и т. д. Но этого показалось мало нам… - с южной и северной сторон вместо мемориальной доски с именем великого зодчего… пристроили две кирпичных уборных. И смотрят с большим укором на нас обесславленные стены Казачьего собора". Решение о сносе: В 1970 году появилось решение горисполкома о сносе здания Никольской церкви. Вспомним, что председателем горисполкома тогда был В.И. Бухтияров, а его заместителем Н.Г. Грицевич. Они опирались на заключение научных работников СибАДИ, утверждавших, что здание в аварийном состоянии и эксплуатировать его невозможно. Против разрушения Храма выступили художник К. Щекотов, заведующий отделом культуры горисполкома В. Чернышев, управляющий трестом Б. Карасиков и архитектор М.М. Хахаев.

Реставрационные работы: В 1974 году был произведен ремонт фасада здания. Проектировщиками являлись Р.Ш. Абжалимов, В.С. Мальцев, А. Федоров, Б. Пастернак. Окончание реставрации было ознаменовано установлением крестов 12 июля 1983 года. На государственной охране казачий собор находится с 04.12.74 постановлением Совета министров РСФСР № 624. В связи с постройкой к югу от собора концертного зала, сквер был переименован в Театральный. В храме с 1983 по 1998 находился орган. В 1990-е годы здание было в совместном пользовании Омско-Тарской епархии и филармонии. В нем проходили миротворческие, межкофессиональные и другие конференции, благотворительные концерты, круг Сибирского казачьего войска, работала воскресная религиозно - нравственная школа. 28 марта 1992 г. в соборе состоялось учредительное собрание Омского отделения Международного фонда славянской письменности и культуры. Современное состояние: Сейчас в храме установлены три иконостаса. Богослужения, в основном, проводятся митрополитом Феодосием. Но далеко не все благополучно со зданием церкви: штукатурный слой купола и барабана над храмом прорезали глубокие трещины. Изменился и внешний облик Никольского собора. Исчезли гирлянды в метопах под куполом - символ воинской славы - один из основных приемов декора стиля ампир, более массивными стали колонны, «юбка» у шпиля колокольни утратила свой изгиб. Но, несмотря на все изменения, он сохранил свое величие и гармонию.

«Мифология»: В начале XX века значение собора столь велико, что приводит к рождению мифа об основании Омска как казачьего поселения, что нашло отражение в путевых заметках Э. Циммермана «По великой Сибирской железной дороге», опубликованных в 1903-м году. В них говорится: «В начале своего существования Омск служил казацкой станицей, и казаки выстроили здесь свою церковь, а именно Никольскую. Посетив эту казачью церковь во время совершавшегося в ней молебна, я обратился к пожилому дьячку с вопросом, где находится помещенное здесь казаками знамя Ермака. Приветливо улыбнувшись, дьячок подвел меня к левому краю алтаря и указал на стоявшую здесь высокую хоругвь. На блестящем бронзовом древке насажена такая же бронзовая красивая рама, в которую и вставлено не очень большое старое знамя, перевезенное усердными казаками из Березова. На одной стороне красками изображено, как Архангел Михаил поражает копьем дьявола, а на другой - как святой Дмитрий низвергает в пропасть Кучума». В воспоминаниях Иннокентия Шухова «Картины старого Омска» мы находим своеобразные подробности, впечатлившие автора в детские годы: «К югу находилась Казачья площадь. Почти всю центральную часть ее занимал Казачий военный собор, в котором до 1918 г, хранилось знамя Ермака Тимофеевича - завоевателя Сибири, - а также старые знамена Сибирского казачьего войска. Собор был примечателен еще тем, что в нем, в специальном склепе под алтарем, в литом цинковом застекленном гробу находился бальзамированный труп генерал-майора Чирикова - одного из атаманов отдела казачьего войска. Находчивый сторож собора, допуская любопытных в усыпальницу и взимая с них плату, обеспечил себе постоянный доход. Впоследствии, когда собор переделали, случайно обнаруженный склеп был ограблен, а мумию похоронили на Казачьем кладбище». Находится у остановки "Детский мир".